Владислав Андреевич Горохов. Звонят колокола

«В Святых Воротах сумрак и холодок, а дальше — слепит от света: за колокольней солнце, глядит в пролет, и виден черный огромный колокол, будто висит на солнце. От благовеста-гула дрожит земля. Я вижу церкви — белые, голубые, розовые — на широком просторе, в звоне. И все, кажется мне, звонят.

Великая колокольня — Троица — надо мной. Смотрю, запрокинув голову, — креста не видно! Падает с неба звон, кружится голова от гула, дрожит земля...»

Издательство: Даниловский благовестник 2006

Статьи из этой книги

Владислав Горохов. ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА

Колокол — благовест

«В Святых Воротах сумрак и холодок, а дальше — слепит от света: за колокольней солнце, глядит в пролет, и виден черный огромный колокол, будто висит на солнце. От благовеста-гула дрожит земля. Я вижу церкви — белые, голубые, розовые — на широком просторе, в звоне. И все, кажется мне, звонят.

Великая колокольня — Троица — надо мной. Смотрю, запрокинув голову, — креста не видно! Падает с неба звон, кружится голова от гула, дрожит земля...»


Троице-Сергиева Лавра в XVIII в. С гравюры Малютина

«Я вижу церкви... в звоне»
К.Юон Кресты и ласточки.
Сергиев Посад. 1923 г.

Мог ли подумать маленький мальчик из повести Ивана Сергеевича Шмелева «Богомолье», пешком пришедший из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру, что красота эта — не вечная, что в зрелом своем возрасте он уже не сможет услышать этот благовест, падающий с неба: замолчит Царь-колокол, будто висящий на солнце, а потом и будет казнен — вместе со своими собратьями, колоколами Корноухим и Годуновым, сброшен со звонницы и разбит.

И только в начале XXI столетия, когда Россия оправилась от атеистического угара, в главный русский монастырь вернулся Царь-колокол. Два года ждали здесь его младшие братья — Первенец и Благовестник. Новый Царь-колокол отличается от своего предшественника и по форме, и по звучанию, и тяжелее на восемь тонн — колокола, как и все, что создано природой, не могут иметь точных копий, и совершенству их звучания предела нет. Он отлит традиционно, как и старый Царь-колокол, в один и тот же день — 12 сентября, в Санкт-Петербурге, на Балтийском заводе, его вес 74 тонны (2 тонны весит только его поющий язык), высота — 5 метров, максимальный диаметр 4,5 метра. Потому и дали ему имя — Царь.

Продолжение